KinoBar_Ironiya_Sudbi.jpg

Ирония судьбы, или Насколько хорошо жили в СССР Надя и Женя

20 февраля 2022 г. 16:50

Любимая многими поколениями кинокомедия «Ирония судьбы, или С легким паром!» является не только замечательным и добрым новогодним фильмом, но может рассматриваться и как свидетельство образа жизни советских жителей в середине 70-х годов прошлого века. Мы еще раз внимательно посмотрели эту кинокартину и обратили внимание на несколько фактов, которые, надеемся, будут интересны и нынешнему поколению.

Премьера легендарной новогодней кинокомедии «Ирония судьбы, или С легким паром!» состоялась 1 января 1976 года в 17:45 по первой программе Центрального телевидения (ЦТ). Аудитория первого показа оценивается в 100 миллионов зрителей, при том что население СССР в 1975 году составляло 255 миллионов человек. После первого показа на телевидение хлынул настоящий поток писем и телеграмм от восторженных зрителей с просьбой повторить понравившийся фильм. Поэтому «Иронию судьбы» повторно показали уже 7 февраля. Приводятся цифры, что до 1978 года фильм по ТВ посмотрели порядка 250 миллионов человек. Кроме того, сокращенная 155-минутная версия фильма была выпущена в кинотеатрах 16 августа 1976 года – эту киноверсию посмотрели около 7 миллионов зрителей.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_1.jpg

Фильм поставлен по пьесе Эмиля Брагинского и Эльдара Рязанова «С лёгким паром! или Однажды в новогоднюю ночь…», которая была написана еще в 1969 году и с успехом шла в театрах Советского Союза. Изначально эта пьеса была задумана как сатирическая, высмеивающая пороки советского пьянства, а главного героя звали Женя Алкашин, подчеркивая его тягу к употреблению спиртных напитков. Но для романтической комедии о любви Эльдар Рязанов и Эмиль Брагинский поменяли фамилию главного героя на Лукашина.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_4.jpg

Алкогольной теме в фильме уделяется не меньше времени, чем романтической линии. Если внимательно следить за сюжетом, то можно примерно посчитать сколько герои картины выпили и потратили денег на выпивку. В бане четверо друзей «употребили» около 3 литров пива. Знаменитое советское «Жигулёвское» пиво на розлив тогда шло за литр примерно по 50 копеек. Но герои брали боле дорогое «бутылочное» пиво, которое стоило 37 копеек за бутылку. Плюс «банная» наценка. Итого пиво обошлось героям около 3 рублей. Затем друзья решили отметить женитьбу Женьки Лукашина и перешли на водку. Сам Лукашин прокомментировал этот факт так «Это ужасно, водку после пива». Но пить не отказался. Хорошо видно, что герои выпили две бутылки водки, после чего на свет из портфеля появилась третья бутылка. Павлик отметил ее появление фразой «Ты что их рожаешь что ли». В 1976 году минимальная стоимость бутылки водки составляла 3 рубля 62 копейки. То есть это еще около 11 рублей.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_7.jpg

В аэропорту герои заказали, как минимум бутылку коньяка, которая хорошо видна на столе. По этикетке можно «опознать» недорогой 4-звездочный кубанский коньяк. Но даже этот не самый престижный коньяк с ресторанной наценкой «потянул» примерно на 10 рублей. Плюс четыре бутылки «Боржоми» и легкая закуска. Итого, на вскидку, этот стол обошелся друзьям в пару червонцев. При этом подобные траты, похоже совсем не обременяют друзей.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_8.jpg

Одним из моментов, характеризующих тот период времени, является упоминание стоимости очень дефицитного польского гарнитура-«стенки», мечты любой советской семьи. Учительница Надя заплатила за него 830 рублей и «20 рублей сверху». Врач из Москвы Лукашин дал «сверху» 25 рублей. Кроме того, Женя одет в неплохую дубленку, стоимость которой в этот период колебалась от 400 до 800 рублей в зависимости от ее длины и страны производителя. При этом сами герои иронизируют над тем, что, если судить по зарплатам, то их профессии не самые нужные. А Лукашин, выбрасывая в окно, купленный Надей билет на поезд, прямо говорит, что у него «не очень большая зарплата».

Интересно прикинуть, а сколько в принципе мог получать Лукашин. Из фильма известно, что он работает хирургом в поликлинике. В это время зарплата врачей в СССР составляла 120-150 рублей. Но Лукашин мог получать и больше. Во-первых, ему доплачивали за ночные дежурства. А в фильме показано, что в баню он пришел как раз с такого дежурства. Доплачивали за сверхурочные и проведенные операции (как мы помним – Женя хирург). Плюс премии и 13-я зарплата. Так что его месячный доход вполне мог составлять 200-220 рублей в месяц.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_6.jpeg

Учительница Надя получала в школе меньше врача Жени. Средняя заработная плата учителей в 70-е годы официально составляла 110-120 рублей. Но и тут была возможность увеличить эту сумму. Дело в том, что ставка учителя определялась по количеству отработанных им учебных часов. В 1 - 4-х классах учитель должен дать не менее 4 учебных часов в день, или 24 часа в неделю, в 5 - 11-х классах соответственно 3 и 18 часов. За это учителю выплачивается одна ставка. Сверхурочные часы оплачивались отдельно. Кроме того, учителям производилась дополнительная оплата за классное руководство в размере 10 рублей в месяц. Также отдельно оплачивалась проверка тетрадей и письменных заданий учащихся, заведование учебным кабинетом и лабораторией, руководство школьными кружками, ведение библиотечной работы (при отсутствии специальной должности в учебном заведении). Можно предположить, что Надя, в принципе, могла получать 140-150 рублей в месяц. Таким образом, она (опять же с учетом пенсии мамы) вполне могла позволить себе поставить на новогодний стол 2 бутылки «Советского» шампанского, которое в 70-е годы стоило 4 рубля 17 копеек, бутылку коньяка, традиционный салат оливье, ростбиф, знаменитую «заливную» рыбу, мандарины, нарезку сухой колбасы, баночку шпрот и другие закуски.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_9.jpg

Также она смогла приготовить в подарок своему жениху Ипполиту электробритву с плавающими ножами марки «Агидель», которую производил уфимский приборостроительный завод. Это был вполне достойный подарок, поскольку данная бритва прочно закрепилась в списке советских «дефицитов». Дело в том, что уфимская «Агидель», изначально создавалась специально для советских космонавтов, которые брились ею в космосе в условиях невесомости. «Агидель-1К», официальная первая электробритва для космонавтов, имела встроенный миниатюрный пылесос, собирающего сбритый волос, чтобы она не разлетелась по кабине. Стоила электробритва «Агидель» 25 рублей, но в открытой продаже ее найти было очень тяжело. Скорее всего «достать» такой дефицитный подарок Наде помог кто-то из родителей её учеников.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_Britva.jpg

Многих современных зрителей удивляет тот факт, что в фильме герой Жени Лукашина смог сесть в самолет вместо своего друга, каким-то образом обойдя паспортный контроль. Но в СССР до начала 1975 года купить билеты на самолет на внутренние рейсы действительно можно было без паспорта. Этот порядок был изменен уже после того, как был написан сценарий и фильм запущен в производство. Останавливать проект из-за такой «мелочи» не стали.

Кстати и паспорта в фильме «неправильные». Когда Женя показывает Наде свой паспорт для того, чтобы сверить свою прописку с ее, а затем она показывает ему свой паспорт, то эти паспорта не привычного красного цвета, а зеленые. Реквизиторы вложили в руки героев «устаревшие» документы образца 1953 года, обложка которых действительно была темно-зеленого цвета и кроме того они были немного меньше по размеру традиционных. Паспортная реформа в СССР произошла в 1974 году за год до выхода фильма и тогда зеленые паспорта сменили на темно-красные.

KinoBar_Ironiya_Sudbi_pasport.jpg

В процессе работы над фильмом, режиссер Эльдар Рязанов получил полезный урок работы с зарубежными актерами. Сюжет фильма предполагал, что его герои должны были хотя бы один раз страстно поцеловаться. Но зрители так и не увидели этого страстного поцелуя. Когда Надя на следующий день приезжает к Лукашину в Москву, то Женя лишь бурно целует ее в щеки и обнимает. Но до поцелуя в губы дело так и не доходит. Эльдар Рязанов упустил важный нюанс: в контракте с польской актрисой Барбарой Брыльской не было пункта о том, что она должна целоваться с главным героем. И уговорить иностранную «звезду», которая строго привыкла следовать условиям контракта, так и не удалось.

KinoBar_Ironiya_Sudbi-10.jpg

Есть в фильме один момент, не соответствующий действительности того времени. Главный герой улетает в Ленинград из аэропорта «Домодедово», однако в 1974-1975 годах внутренние рейсы северного и западного направлений выполнялись только из аэропорта «Шереметьево-1».

KinoBar_Ironiya_Sudbi_11.jpg

Эпоху "Иронии судьбы" с иронией изучал Виталий Баранник